«От проекта до реализации», или «Код операции – К-7»

Александр Сергеевич Лапшинов заместитель префекта ЮЗАО

Всегда приятно, когда полезные проекты воплощаются в жизнь. Например, радостно наблюдать, как на месте старых изношенных пятиэтажек появляются современные микрорайоны с детскими садами и поликлиниками. 

Почему в СССР выбрали для массового строительства МКД в пять этажей? С точки зрения авторов французского прототипа, это максимальная этажность многоквартирного жилого дома без лифта и мусоропровода. Мусоропроводы, правда, в некоторых изделиях серии К-7 всё же были.
Короче говоря, когда-то дома серии К-7 считались венцом советской инженерной и экономической мысли, а сегодня «хрущёвки» вплотную подходят к своему сроку годности. Кстати, и жить в «фенольных домах» не так уж безопасно. Дело в том, что дома этой серии возводили в авральном порядке, а потому в бетон – для ускорения процесса затвердевания, в «экспериментальном порядке»! – добавляли фенолформальдегид. 

Но многие москвичи несмотря на это не спешили соглашаться на переезд в монолитные новостройки. Уж очень многие боялись, что, к примеру, вместо своего района окажутся за МКАД. Других пугала высотность домов. 

Нам бы, подмосковным жителям, столичные заботы! Многие земляки живут в домах 30-40-х годов без ванн, и никакой альтернативы им не предлагают. Инвесторы за расселение браться не хотят, а бюджетная история – это пока не про нас. К тому же, нужны практические наработки, опыт. Москва, например, нашла способ договориться со своими жителями.
О том, как наладить конструктивный диалог с населением, как перейти от слов и проектов к реализации программ, наше издание получило эксклюзивное интервью от бывшего заместителя префекта Юго-Западного административного округа Александра Лапшинова, работавшего на этом посту с 2014 по 2019 год. Александру Сергеевичу выпало стоять у истоков столичной реновации. Впрочем, «стоять» – это всего лишь фигура речи. Нужно было провести публичные слушания, подготовить стартовые площадки под застройку… Иными словами, требовалось поставить программу на рельсы, чтобы к 2032 году жители Юго-Запада столицы могли жить по-настоящему в современных условиях. А мы знаем, что москвичи – народ совсем не простой, весьма требовательный, поскольку привычка жить в городском комфорте формирует характер. На счету Александра Лапшинова более 700 слушаний, по результатам которых жители 540 МКД из 750 дали своё согласие на участие в программе реновации. Переговоры длились два года, и несложный подсчёт даёт впечатляющий результат: в день проводили 2-3 слушания с ведением протоколов. Столичный масштаб, однако…

ЗемляК: Александр Сергеевич, как формировалась программа?

А. Лапшинов: – Стоит отметить: Москва не стала дожидаться износа домов до 80%. Столичные власти сработали на опережение. В проекте такая же квартирография, как в домах, подлежащих расселению, что позволило нам чётко рассчитать, сколько необходимо одно-, двух- и трёхкомнатных квартир. Расселение проводилось строго по Жилищному кодексу, но по площади они получились даже больше, чем в домах серии К-7. 
Замечу: все, кто стоял в очереди на получение жилья, не были сняты с неё. К примеру, к этой категории относились военные, проживающие в служебных квартирах, также к этой категории можно было отнести людей, проживающих в коммуналках. 
Главное условие программы реновации: люди должны жить в районах, в которых они проживают. В этом и была сложность её реализации. Безусловно легче было бы переселить людей из Черемушек или Академического района в Южное или Северное Бутово, так как там легче найти площадки под застройку, но это не решало бы проблем людей с их привычным укладом дел. 

– Как вам удалось добиться положительного исхода публичных слушаний? Такому введению переговоров могут позавидовать дипломаты!

– Я бы так не сказал. В первую очередь нужно было понять потребности людей. Для этого необходимо походить по земле, встретиться с жителями до слушаний. Большое внимание уделялось тому, как расположены старые дома, где проходят инженерные сети. Смотрели, где удобно было бы сформировать стартовые земельные участки под строительство домов. За моё время государственной службы на посту заместителя префекта ЮЗАО было построено семь домов, переселено более десяти тысяч москвичей. Приятно осознавать, что сейчас ведётся строительство по участкам, которые когда-то ты подобрал, что программа идёт полным ходом, и к 2032 году жители старых столичных пятиэтажек смогут жить в современных районах. 

– Сколько домов могут переехать в одну новостройку?

– Пять домов. Люди переезжали в новый дом, а уже после новоселья мы приступали к сносу данных пятиэтажек и готовили площадку под новое строительство для переселения жителей других домов. 

– Александр Сергеевич, а что с инфраструктурой? 

– Подбор земельных участков, проведение публичных слушаний – это первый шаг программы реновации. Мы смотрели, если в том районе, где будут жить люди, не хватало школ, детских садов или поликлиники, значит, мы обязательно это включали в программу. Помимо этого за 5 лет, что я проработал в ЮЗАО, было построено 15 дошкольных учреждений и 5 школ. Строители обязаны сдать дом с парковочной зоной, озеленением и детской площадкой. 

– Хорошо, людей переселили, а как насчёт улучшения транспортного сообщения?

– Безусловно, к 2023-2024 году должна заработать новая линия метро «Коммунарская». Без Коммунарской линии Московский метрополитен не справится с возрастающими нагрузками. Жители районов Академический, Гагаринский и Ломоносовский не смогут сесть в вагоны на станциях «Университет» Сокольнической и «Академическая» Калужско-Рижской линий, имеющаяся транспортная инфраструктура не справится с возрастающим пассажиропотоком. Мне довелось работать над проектом, когда нужно было решить вопрос с переносом коммуникаций и объектов малого и среднего бизнеса, которых могло затронуть строительство нового метро.

– Реновация – это самый сложный проект за 5 лет вашей работы в префектуре ЮЗАО

– До этой программы существовала лужковская программа комплексной реконструкции районов пятиэтажной застройки первого периода индустриального домостроения. Она тоже работала, но были сложности работы с подрядчиками, не решался вопрос людей, чтобы остаться жить в прежнем районе. В случае с реновацией работы велись частными девелоперами по инвестиционным контрактам с городом. Отвечая на ваш вопрос могу сказать, что самое сложное уже пройдено. Подобраны земельные участки, с учетом мнения жителей разработаны проекты развития территорий. 

– Мы знаем, что до реновации была серьёзная программа по сносу гаражей. Опыт общения с населением оттуда?

– Я в общей сложности на госслужбе проработал почти 20 лет, и за это время научился не только понимать людей, но и работать на опережение, чтобы можно было вести с жителями уже конструктивный диалог. Да, снос гаражей проходил непросто, люди переживали. Всем владельцам сносимых автомобильных укрытий выплачивалась денежная компенсация. Дело в том, что в годы массового возникновения гаражных кооперативов и коллективных автостоянок обычные граждане с удовольствием пользовались возможностью построить гараж, который мог стать их надежным вложением, например, под сдачу в аренду другим лицам. При демонтаже данных укрытий мы столкнулись с тем, что по гаражи чаще использовались, как склады под хранение ненужных вещей. По прямому назначению их мало кто использовал.
Проблема была и в том, что добросовестные покупатели и застройщики не вдавались в юридические тонкости. Земля, на которой строились гаражи, оставалась городской, а гаражные кооперативы пользовались ей на правах аренды.

– Почему Москва пошла на такой массовый снос гаражей? 

– Обязанностью городских и муниципальных администраций является перспективное развитие и благоустройство территорий, находящихся в их управлении. Один гараж – это полтора, а то и два машиноместа на парковке. 

– За годы вашей службы на посту заместителя префекта Юго-Западного административного округа, Сергей Александрович, что ещё положительного вы могли бы отметить?

– Безусловно, в Москве большое внимание уделяется пешеходным коммуникациям. Мы старались обустроить пешеходные зоны таким образом, чтобы можно было пройти из одного района в другой. Велодорожки, строились только внутри района, чтобы они не пересекались с внутриквартальными дорогами. 
Считаю, большая работа проделана в наведении порядка с площадками общественного транспорта. Сначала многие боялись такого названия, как «транспортно-пересадочные узлы». Для большинства москвичей это было равнозначно вокзалам, поэтому позже стали употреблять концепцию «сухие ноги». Люди, несмотря на погодные условия, легко пересесть с одного вида транспорта на другой, курсирующий по их району.
Мы уделяли внимание и духовно-культурным аспектам. По просьбам москвичей было построено семь храмовых комплексов. В Ясеневе убранство храма Покрова Пресвятой Богородицы выполнено мозаичной живописью. В Европе только три храма с такой техникой отделки!
Да, как известно, Москва не сразу строилась. Сначала план, обсуждение с жителями и определение места под строительство, затем – подбор ресурсов. Алгоритм, который работает безотказно уже несколько лет.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 1 из 5 )
Михаил/ автор статьи
Комментарии1
  1. ольга

    зарабатывают здесь что б самим жить там
    Хоть один из реноваторов переехал в такой дом? Почему никому не приходит в голову узнать где живут эти самые реноваторы-реформаторы..? Поделили народ на элиту и на никтоизватьникак

Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.

Новости Красногорска Сегодня